Гетьман-Павлова Ирина. Международное частное право: конспект лекций

14.2. Источники международного гражданского процесса

1) международная подсудность гражданских
дел;

2) гражданско-процессуальное положение
иностранных частных лиц (физических и
юридических), иностранного государства,
международных организаций;

https://www.youtube.com/watch{q}v=ytaboutru

3) судебные доказательства в делах с
иностранным элементом;

4) установление содержания применимого
иностранного права;

5) исполнение иностранных судебных
поручений;

6) признание и принудительное исполнение
иностранных судебных решений;

7) нотариальные действия, связанные
с защитой прав и интересов участников
международного гражданского оборота;

Гетьман-Павлова Ирина. Международное частное право: конспект лекций

8) рассмотрение гражданских дел в
порядке арбитража;

9) принудительное исполнение иностранных
арбитражных решений.

МГП представляет собой часть национального
гражданского процесса, связанную с
разбирательством гражданско-правовых
споров с иностранным элементом.

национальный
режим в сфере гражданской и гражданской
процессуальной правоспособности;
иммунитет государства в гражданском
процессе и его собственности в гражданском
праве; применение оговорки о публичном
порядке; принцип взаимности и право на
реторсии. Однако все это не дает оснований
для объединения МЧП и МГП.

Принцип «закон суда» в МГП является его
фундаментом, центральным ядром.
Общепризнанное начало национального
гражданского процесса – применение
только своего собственного процессуального
права, в том числе и при рассмотрении
дел с иностранным элементом. В современной
практике наблюдается тенденция отказа
от применения только национального
процессуального права.

Общепринятые
исключения: определение гражданской
процессуальной дееспособности иностранцев
по их личному закону; возможность
применения иностранных процессуальных
норм в связи с исполнением иностранных
судебных поручений. Основаниями
применения иностранного процессуального
права выступают не нормы национальных
законов, а положения международных
договоров.

Основным источником международного
гражданского процесса является
национальное законодательство, в первую
очередь гражданско-процессуальное и
гражданское. Нормы МГП в российском
праве закреплены в ГПК, ГК, СК, АПК,
Регламенте МКАС и МАК. Нормы российского
МГП частично кодифицированы – АПК (гл.

31–33) и ГПК (разд. V). Недостатками
кодификации российского МГП являются:
неполнота регулирования специфики
рассмотрения споров с иностранным
элементом в специальных разделах ГПК
и АПК; наличие норм МГП в разных разделах
ГПК и АПК; постоянная необходимость
применения в сфере МГП общих норм
процессуального законодательства.

Гражданско-процессуальное законодательство
выступает основным источником
национального МГП в праве большинства
государств (Аргентина, Болгария, Италия,
Польша, Португалия, Румыния, ФРГ, Франция).
В некоторых государствах приняты единые
законы о МЧП и процессе (Албания, Венгрия,
Венесуэла, Чехия).

Международныедоговоры также являются
источниками МГП. Среди универсальных
многосторонних международных договоров
следует отметить: Гаагскую конвенцию
по вопросам гражданского процесса
1954 г.; Венскую конвенцию о дипломатических
сношениях 1961 г.; Нью-Йоркскую конвенцию
о признании и приведении в исполнение
иностранных арбитражных решений 1958 г.;

Европейскую конвенцию о внешнеторговом
арбитраже 1961 г.; Гаагскую конвенцию
об отмене требования легализации
иностранных официальных документов
1961 г. Примерами региональных
международных договоров, в которых
регулируются вопросы МГП, являются:
Конвенция о правовой помощи и правовых
отношениях по гражданским, семейным и
уголовным делам 1993 г.

стран СНГ, Кодекс
Бустаманте, конвенции ЕС (Брюссельская,
Лугано и др.). Основную роль среди
международно-правовых источников МГП
играют двусторонние договоры: о взаимном
признании и исполнении судебных и
арбитражных решений, консульские
конвенции, соглашения о торговле и
мореплавании, договоры о правовой
помощи.

Тема 13. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ ПРАВОНАРУШЕНИЙ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

МКА представляет собой особый механизм
рассмотрения международных коммерческих
(хозяйственных) споров частноправового
характера. Стороной спора может быть и
государство, но спор по своему содержанию
обязательно имеет частноправовой
характер и второй стороной обязательно
выступает лицо частного права.

МКА, или
третейский суд, – это суд, избранный
в соответствии с волей сторон для
разрешения спора между ними. Спор
рассматривается независимым арбитром,
избранным сторонами на основе его
про-фес си о наль ных качеств в целях вы
не се ния окончательного и обязательного
для сторон решения. МКА изымает споры
по вопросам толкования и исполнения
коммерческих договоров из компетенции
национальных судов общей юрисдикции.

Понятие «МКА», точно так же как и понятия
МЧП и МГП, имеет условный характер и
означает наличие в деле иностранного
элемента. МКА имеет третейский характер
и учреждается в соответствии с национальным
правом. Его деятельность – это деятельность
национального правоприменительного
органа на основе норм национального
законодательства.

Преимущества
третейского разбирательства заключаются
в следующем: непродолжительность
рассмотрения дела; меньшая сумма расходов
и сборов; соблюдение коммерческой тайны;
свободный выбор сторонами арбитров,
процедуры, места и языка арбитражного
разбирательства; окончательный и
обязательный характер арбитражного
решения (res iudicata); обеспечение принудительного
исполнения иностранных арбитражных
решений международно-правовым договорным
механизмом.

1) осуществление принудительных мер
по предварительному обеспечению иска;

2) принудительное исполнение
арбитражного решения.

13.1. Основные проблемы обязательств из правонарушений (деликтов)

   Гражданское правонарушение (деликт) представляет собой нарушение субъективных гражданских прав, причинение вреда личности и имуществу физического или юридического лица. Деликты в МЧП являются гражданскими правонарушениями с иностранным элементом. Рассмотрим условия возникновения обязательств из причинения вреда в МЧП:
1) потерпевший или деликвент являются иностранцами;
2) действия деликвента по возмещению вреда зависят от иностранной правовой сферы;
3) предмет правоотношения поврежден на территории иностранного государства;
4) субъективное право потерпевшего и юридическая обязанность деликвента возникают в одном государстве, а реализуются в другом;
5) нарушенные права третьих лиц охраняются по законам иностранного государства;
6) спор о возмещении вреда рассматривается в иностранном суде;
7) решение о возмещении вреда должно быть исполнено в иностранном государстве;
8) право на возмещение вреда производно от преюдиционных фактов, подчиненных иностранному праву (например, договор страхования).
В обязательствах из деликтов выделяется деликтный статут правоотношения. Понятие деликтного статута включает в себя: способность лица нести ответственность за причиненный вред; возложение ответственности на лицо, не являющееся деликвентом; основания ответственности; основания ограничения ответственности и освобождения от нее; способы возмещения вреда; объем возмещения вреда. Основания возникновения коллизий в национальных правовых системах и проблемы выбора применимого права зависят от разного понимания деликтного статута в национальном праве. Перечислим основные коллизионно-правовые проблемы: 1) основания и пределы деликтной ответственности; 2) возможность выбора потерпевшим наиболее благоприятного для него права и применение права страны потерпевшего; 3) исчисление материального и морального ущерба; 4) подсудность деликтных исков.
Общими генеральными коллизионными привязками являются законы: 1) места совершения правонарушения; 2) личный закон при-чинителя вреда; 3) гражданства потерпевшего и деликвента при их совпадении; 4) личный закон потерпевшего; 5) суда. Традиционные коллизионные привязки деликтных обязательств – закон суда и закон места совершения деликта. Понятие «место совершения деликта» определяется или как место совершения вредоносного деяния, или как место наступления вредоносных последствий.
Объективные предпос^1лки гражданской ответственности – это «слагаемые» правонарушения: вредоносное поведение (действие или бездействие) деликвента и обусловленный этим поведением вредоносный результат. При локализации элементов фактического состава правонарушения в разных государствах возникает проблема квалификации юридических категорий деликтного статута. В современном праве предусмотрена возможность выбора потерпевшим наиболее благоприятного для него закона. Кроме того, при определении применимого права широко применяется презумпция «общего гражданства» или «общего домицилия» сторон деликтного правоотношения.
В законодательстве многих государств предусмотрены исключения из общепринятых коллизионных правил в пользу личного закона сторон и закона суда (если сами стороны договорились о его применении). Сейчас повсеместно распространен принцип выбора судом права того государства, которое в наибольшей степени учитывает интересы потерпевшего. В деликтных отношениях достаточно широко применяется оговорка о публичном порядке в силу принудительного (публично-правового) характера таких обязательств.
Практически во всех странах используется понятие «локализация деликта» для определения материального права, применимого к де-ликтным обязательствам. В западной судебной практике разработана теория индивидуальной локализации конкретного деликтного отношения. Ранее общая концепция деликтных обязательств предписывала применение к ним только закона суда в связи с принудительным характером этих обязательств. В современной практике к требованиям, вытекающим из нарушения личных исключительных нематериальных прав, применяется закон суда в соответствии именно с общей концепцией деликтных обязательств.
Традиционные деликтные привязки – закон места совершения деликта и закон суда – в современной практике считаются «жесткими». Поскольку в настоящее время в праве всех государств наблюдается тенденция к «гибкому» коллизионному регулированию, постольку и к деликтным обязательствам возможно применение автономии воли, личного закона, права существа отношения, права наиболее тесной связи. Сейчас деликтные обязательства регулируются в основном при помощи гибких коллизионных начал.

13.2. Деликтные обязательства с иностранным элементом в Российской Федерации

   Генеральная общая коллизионная норма деликтных обязательств в российском праве – это применение права страны места совершения вредоносного действия или бездействия (п. 1 ст. 1219 ГК). Закон места совершения деликта безусловно применяется во всех случаях, независимо от того, совершено ли правонарушение на территории РФ или за границей. Возможно и применение права места наступления вредоносных последствий, если деликвент предвидел или должен был предвидеть наступление вредных последствий именно на территории этого государства. Российский законодатель учитывает современные тенденции коллизионного регулирования деликтных отношений (п. 2, 3 ст. 1219 ГК): предусмотрено применение личного закона сторон (при их общем гражданстве или общем домицилии) и закона суда (но только по договоренности между сторонами).
Деликтный статут правоотношения определен в ст. 1220 ГК: способность лица нести ответственность за причиненный вред; ответственность лица, не являющегося непосредственным деликвен-том; основания ответственности, ее ограничения и освобождения от нее; способы, объем и размер возмещения вреда. Предусмотрена специальная коллизионная привязка для решения вопросов делик-тоспособности иностранцев на основании права, подлежащего применению к деликтному обязательству в целом, а не на основании коллизионного принципа личного закона (ст. 1220 ГК).
Установление содержания иностранного деликтного права производится российским судом исходя из правил официального толкования иностранного права (по правилам ст. 1191 ГК). Случаи ограничения применения иностранного права, закрепленные в ст. 1192, 1193 ГК, применяются и к спорам из деликтных обязательств. ВК и КТМ предусматривают специальные случаи ограничения применения закона места причинения вреда. Нормы ВК и КТМ имеют приоритетное применение перед нормами ГК, поскольку и ВК и КТМ являются специальными законами, регулирующими отношения в конкретной области, и в данном случае в соответствии с ГК действует принцип приоритета специального закона перед общим.
Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. стран СНГ и система двусторонних договоров РФ о правовой помощи устанавливают однотипные коллизионные привязки к обязательствам из деликтов: генеральная – место совершения противоправного действия; субсидиарные – закон общего гражданства или домицилия сторон и закон суда. В договорах имеет место сужение сферы применения права государства гражданства за счет расширения применения закона страны проживания. Деликтные споры подчиняются юрисдикции страны, на территории которой имел место юридический факт, послуживший основанием для требования о возмещении вреда. Закреплено право потерпевшего предъявить иск в суде государства места жительства ответчика. Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с хозяйственной деятельностью, 1992 г. стран СНГ устанавливает исключительное применение права страны места совершения деликта.
В разделе о внедоговорных обязательствах ГК закреплены нормы о применимом праве не только к деликтным обязательствам, но и к ответственности за ущерб, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги. Устанавливается право потерпевшего на выбор наиболее благоприятного для него закона: страны местожительства самого потребителя; страны места жительства или места нахождения лица, оказывающего услугу, или производителя; страны, где потребитель приобрел товар или получил услугу, т. е. «цепочка» коллизионных норм (ст. 1221 ГК). Если потерпевший не воспользовался предоставленной ему возможность выбора применимого права, то коллизионное регулирование осуществляется по общим правилам деликтных обязательств (п. 3 ст. 1221 с отс^1лкой к ст. 1219 ГК).
В праве большинства государств к деликтам относится и неосновательное обогащение. Современное право содержит единое понятие неосновательного обогащения, которое включает в себя уплату несуществующего долга, получение недолжного, заключение «кабальных» соглашений и «тщетных договоров». С материально-правовой точки зрения неосновательное обогащение влечет за собой восстановление сторон в прежнее состояние (реституцию), возврат недолжно полученного и деликтную ответственность виновного лица. Для разрешения коллизионных вопросов обязательств из неосновательного обогащения применяются дифференцированные критерии выбора права, которые устанавливаются при помощи теорий локализации, наиболее тесной связи, существа отношения. Господствующей является выработанная в англо-американской судебной практике теория коллизионной привязки к месту обогащения.
В соответствии с этой теорией российское право устанавливает, что к обязательствам, возникшим вследствие неосновательного обогащения (ст. 1223 ГК), применяется право страны, где обогащение имело место. Возможна и автономии воли сторон, ограниченная правом выбора закона страны суда. Кроме того, применяется право существа отношения (п. 2 ст. 1223 ГК). К сожалению, российский законодатель не дает определения понятия «право существа отношения». К обязательствам, возникшим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией (ст. 1222 ГК).

13.3. Унифицированные международно-правовые нормы деликтных обязательств

   В современном мире наблюдается тенденция интернационализации деликтных отношений, связанная с рас шире ни ем сферы международного использования объектов, являющихся источником повышенной опасности. Вследствие этого существует настоятельная необходимость разработки новых способов защиты прав потерпевшего и интересов предпринимателей. В данной сфере международных гражданских правоотношений возрастает роль международных многосторонних конвенций.
Международно-правовой режим возмещения вреда обладает особой спецификой. Это наглядно демонстрируют нормы Конвенции об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами на поверхности Земли, 1952 г. и Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения моря нефтью 1969 г., предусматривающие: 1) ограничение объема компенсации; 2) преобладание унифицированных материально-правовых норм; 3) установление объективной (абсолютной) ответственности деликвента; 4) введение системы мер обеспечительного характера; 5) определение «потолка» ответственности. Конвенции устанавливают более строгие основания ответственности, чем ответственность по принципу вины. Освобождение от ответственности возможно только при действии обстоятельств, подпадающих под понятие непреодолимой силы.
Особой сложностью отличается проблема возмещения вреда, связанного с загрязнением окружающей среды, либо аварией на АЭС, поскольку вредоносные последствия деяния, совершенного на территории одного государства, распространяются на территорию других. Существуют многосторонние соглашения в этих областях: Парижская конвенция об ответственности в отношении третьих лиц в области атомной энергетики 1960 г., Брюссельское соглашение об ответственности владельцев атомных судов 1962 г., Венское соглашение о гражданско-правовой ответственности за ядерный ущерб 1963 г. Приведем основные положения этих Конвенций: 1) сочетание унифицированных материальных и коллизионных норм; 2) исходный принцип – компетентность судов государства, на территории которого произошло соответствующее действие. Генеральная коллизионная привязка – право страны суда; субсидиарная – право государства, ответственного за ядерную установку, или право государства места нахождения установки; 3) капитализация ответственности на опера-торе ядерной установки; 4) принцип ответственности при отсутствии вины деликвента (абсолютная ответственность); 5) ограничение ответственности по размеру и времени; 6) установ-ле ние си с те мы финансового обеспечения, вклю ча ю щей в себя обязательное страхование, государственное возмещение и определение пределов ответственности страховщика и государства.
Гаагские конвенции о праве, применимом к дорожно-транспортным происшествиям, 1971 г. ик ответственности изготовителя, 1973 г. содержат сложную систему унифицированных коллизионных норм, сочетающих различные коллизионные привязки. В Конвенциях предпринята попытка установить гибкое коллизионное регулирование при помощи дифференциации и множественности коллизионных привязок, сужения применения права страны места совершения деликта, закрепления специальных критериев применения определенных коллизионных норм.
Международная деликтная ответственность регулируется: Конвенцией о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г.; Европейской конвенцией о гражданской ответственности за ущерб, причиненный автотранспортом, 1973 г.; Резолюциями Комитета министров ЕС об обязательном страховании гражданской ответственности и о компенсации за телесные повреждения или смерть. Все эти акты содержат и унифицированные материально-правовые, и коллизионные нормы, определяют условия применимого права.

Тема 14. СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ С ИНОСТРАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ

15.1. Правовая природа международного коммерческого арбитража

Существо МКА определяется по роду
рассматриваемых дел – это споры по
гражданско-правовым отношениям в сфере
внешней торговли. Общепризнанная
концепция МКА – юрисдикция третейского
суда основана только на принципе
автономии воли сторон в их договорных
отношениях. Автономия воли в МКА
понимается как источник права. Природа
МКА как негосударственного образования
обусловлена именно соглашением сторон,
представляющим собой источник права
(lex privata).

Институционный, или постоянно действующий,
арбитраж создается при национальных
торговых (торгово-промышленных) палатах,
биржах, ассоциациях, союзах. Основа
функционирования – специальный
национальный закон и принятый на его
основе регламент такого МКА. Арбитражное
разбирательство основано на процедуре,
установленной в регламенте.

Есть список
постоянных арбитров, из которых стороны
сами выбирают арбитров. Этот вид МКА
наиболее предпочтителен при разбирательстве
сложных дел, связанных с запутанными и
трудноразрешимыми разногласиями,
проблемами по применению права. В
настоящее время в мире функционирует
более 100 институционных арбитражей,
действующих в различных государствах
(Арбитражный институт Стокгольмской
торговой палаты, Американская арбитражная
ассоциация, Лондонский международный
третейский суд и др.)

https://www.youtube.com/watch{q}v=ytcopyrightru

Изолированный (разовый) арбитраж, или
арбитраж ad hoc, создается сторонами для
рассмотрения конкретного дела. После
окончания разбирательства и вынесения
решения он прекращает свое существование.
Стороны выбирают место проведения
арбитража, сами устанавливают правила
избрания арбитров и арбитражную
процедуру.

Изолированный арбитраж
основан на практически неограниченной
автономии воли сторон в выборе процедуры
рассмотрения спора. Возможны детальное
согласование процедуры, ее регламентация
на основе регламентов институционных
арбитражей или типовых регламентов,
разработанных международными
организациями.

Предлагаем ознакомиться:  Может поручитель снять с себя обязательства при разводе
Ссылка на основную публикацию
Adblock detector